Ремейк 90-х: куда приведет Турцию авантюристская финансовая политика Эрдогана

Ремейк российских 90-х: экономист Голубовский прокомментировал денежную политику Эрдогана

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что процентные ставки в стране продолжат снижаться вплоть до выборов 2023 года. По мнению главы республики, такая стратегия будет стимулировать производство и создаст рабочие места, а инфляция, которая достигла уже 20%, постепенно будет снижаться.

На фоне абсолютной уверенности Эрдогана в своих действиях турецкая валюта продолжает регулярно обновлять исторические минимумы: если в начале года курс доллара составлял 7,4 лиры, то сейчас превышает отметку в 13. На этом фоне растет всенародное недовольство, в магазинах вводится квотирование, цены стремительно повышаются, а благосостояние падает.

Международная редакция Федерального агентства новостей разбиралась в причинах происходящего в Турции с финансовым аналитиком Дмитрием Голубовским.  

Низкие ставки — и без возражений

Накануне президент Турции дал большое интервью государственной телекомпании TRT, в ходе которого подтвердил, что ожидать изменений в экономической политике страны не стоит — ключевые ставки, даже несмотря на двадцатипроцентную инфляцию, продолжат снижаться.

По мнению Эрдогана, низкие процентные ставки будут стимулировать экспорт, производство, создавать рабочие места и замедлять потребительскую инфляцию.

«Ключевые ставки делают богатых богаче, а бедных беднее. Всякий раз, когда Турция предпринимала шаги, чтобы выйти из-под высоких процентных ставок, она сталкивалась с манипуляционным давлением на обменный курс», — сказал президент.

Реджеп Тайип Эрдоган также заявил, что Турция должна предотвратить «спекуляции», связанные с процентными ставками и валютой.

«Есть глобальные фонды, проникающие в страну. Эти средства могут временно снизить обменный курс. Но для нас это не идеальный расклад. Через некоторое время курс снова повысится, так как эти фонды получат высокий доход с процентов и вновь вернутся к [иностранной] валюте. Чтобы снизить повышенный курс, нужно каждый раз давать более высокие проценты. Этот постоянно повторяющийся процесс — порочный круг, который переводит активы страны в глобальный капитал и делает экономику зависимой», — объяснил турецкий лидер.

Эрдоган пообещал продолжать снижать процентные ставки до всеобщих выборов 2023 года. Турецкий лидер также заявил, что страна больше не будет пытаться привлечь «горячие деньги», предлагая высокие процентные ставки и сильную лиру. Согласно сценарию Эрдогана, «дешевые деньги» будут стимулировать производство и создавать рабочие места, в то время как инфляция в конечном итоге стабилизируется.

Примечательно, что после интервью Эрдогана турецкая лира вновь обновила исторический минимум, достигнув отметки 13,95 за доллар. По данным The Spectator Index, за этот год курс турецкой валюты упал на 83% по отношению к доллару (в начале января он был эквивалентен 7,4 лиры).

Под давлением турецкого лидера Центральный банк страны с сентября снизил ключевые ставки на 400 базисных пунктов (с 19% до 15%) и, как ожидается, вновь сделает это в декабре. Многие эксперты и оппозиционеры подвергли резкой критике такую политику, указав, что инфляция выросла уже почти на 20%. Но Эрдоган принципиально не меняет своих взглядов, а отрицательные скачки курса считает искусственно поддерживаемым явлением.

1 декабря Центральный банк впервые за семь лет заявил о проведении прямых валютных интервенций, продав иностранную валюту. Это привело к некоторому подорожанию лиры: ее курс вырос с 13,8 до 12,4 за доллар. Однако через некоторое время президент вновь выступил на очередном собрании «Партии справедливости и развития» (ПСР) с заявлением о неизменности курса на понижение ключевых ставок, после чего валюта вновь упала до отметки 13:1.

Примечательно, что в ходе сегодняшней речи Эрдоган подчеркнул, что Турция «не сдаст» свое экономическое и политическое будущее Международному валютному фонду (МВФ) и аналогичным глобальным экономическим институтам.

Повтор российских 90-х?

Экономист Дмитрий Голубовский в комментарии ФАН рассказал, что зависимость инфляции от процентных ставок очень неоднозначна, поскольку она объясняется множеством разных факторов конкретной экономики.

«Если экономика достаточно высоко монополизирована и в ней достаточно плохая конкурентная среда, то рост [ключевых] ставок действительно может приводить к росту инфляции, — прокомментировал позицию турецкого лидера экономист. — Однако в большей части случаев подорожание денег скорее инфляцию, конечно же, снижает — просто в силу того, что, если деньги становятся дорогими, у народа появляется больше мотивов, чтобы сберегать, чем тратить. Соответственно, внутренний спрос снижается, цены стабилизируются».

Дмитрий Голубовский напомнил, что экономика Турции является открытой, поэтому значительный «вклад» в рост инфляции могут вносить капитальные потоки. По словам экономиста, если в стране из-за низких процентных ставок наблюдается девальвация валюты, то это вызывает отток капитала.

В таком случае низкие ключевые ставки, отмечает собеседник ФАН, создают инфляцию, потому что выраженные в национальных валютах цены на импорт растут.

«Для Турции импорт — это все энергоносители, своих у них нет. Если дорожают энергоносители, дорожает все остальное. Если энергоносители в лирах становятся дороже — в силу того, что лира падает в цене — девальвация создает инфляцию, которая дальше перекладывается на внутренний рынок», — объяснил финансовый аналитик.

Ремейк российских 90-х: экономист Голубовский прокомментировал денежную политику Эрдогана

По мнению Голубовского, при таком положении дел денежно-кредитная политика Эрдогана, взявшего под свой контроль Центробанк страны, является авантюристской. Как отметил эксперт, однажды наступит момент, когда падать дальше будет некуда и обвал закончится. Собеседник ФАН предположил, что происходящее в Турции может закончиться «ремейком российских 90-х годов» и обернуться гиперинфляцией.

«После того, как денежная база страны сожмется до объема резервного банка Турции, лира стабилизируется. Но она стабилизируется не потому, что там низкий или высокий процент, а поскольку каждая лира внутри страны будет обеспечена валютными резервами [Центрального] банка Турции. Тогда [Центральный] банк Турции будет удерживать курс валютными интервенциями», — рассказал собеседник ФАН.

Финансист отметил, что стимулировать экспорт в республике могут не процентные ставки, а девальвация лиры (то есть когда национальная валюта падает и становится выгоднее вывоз капитала и товаров). Однако, подчеркнул эксперт, чтобы вести производство внутри страны и затем экспортировать продукцию за рубеж, нужны благоприятные условия для инвестирования. Но в условиях финансовой нестабильности в Турции едва ли можно говорить о притоке инвестиций.

Тяжелый случай 

По мнению Дмитрия Голубовского, чтобы стабилизировать турецкую валюту, нужно отменить свободный курс валюты и зафиксировать ее значение по отношению к доллару.

«Когда все желающие поменять деньги по этому курсу закончатся — в силу того, что у них деньги просто иссякнут — и при этом не закончатся резервы банка Турции, <…> тогда вне зависимости от процентных ставок курс останется постоянным. Это называется currency board (валютное управление — Прим. ред.). В принципе можно девальвировать лиру до такого состояния, когда у [Центрального] банка Турции хватит резервов выкупить все то, что не находится в обороте», — предложил такой способ сдерживания лиры собеседник ФАН.

Эксперт считает, что даже повышение процентных ставок в Турции едва ли поможет выйти из тяжелого экономического положения. Если уж и идти на такой шаг, то повышать надо хотя бы до 25% (при инфляции 20%), полагает финансовый аналитик. Если же Центробанк Турции под давлением Эрдогана понизит процентные ставки, то отток капитала ускорится, добавил он.

По мнению Голубовского, из такой ситуации можно выходить только при помощи ограничения свободы конвертации по капитальным операциям, то есть когда требуются обоснования при обмене лиры на иностранную валюту. Однако и это может оказаться недостаточной мерой, считает он.

«Наиболее железобетонный способ — привязать лиру к доллару или любой другой корзине валют. И любой объем лир Центральный банк должен поменять на соответствующий объем иностранной валюты. Для этого у Центробанка должно хватать резервов», — считает собеседник ФАН.

Ремейк российских 90-х: экономист Голубовский прокомментировал денежную политику Эрдогана

Эксперт также прокомментировал сегодняшние известия о валютных интервенциях Центробанка Турции. По его мнению, сколько бы ЦБ ни продавал иностранной валюты, это не поможет стабилизировать курс лиры.

«Из этой ситуации, на мой взгляд, выход только один. Эрдогану нужно занять где-то большой объем денег в иностранной валюте или получить кредитную линию от кого-то, а также фиксировать курс, причем надолго. <…> Иначе — не получится. Мне кажется, ситуация там уже вышла из-под контроля», — сказал Дмитрий Голубовский.

Резюмируя вышесказанное, эксперт, во-первых, предложил отменить конвертацию валюты. По словам аналитика, нельзя бороться с некими «внешними силами», в которые верит Эрдоган, если в стране открыт валютный рынок для любого иностранца. Таким образом будет предотвращен перевод внутренних сбережений в иностранную валюту. Однако специалист предупредил, что контроль над валютным рынком — крайне трудоемкий процесс.

В качестве другого варианта выхода из кризиса финансист указал кредит — причем не обязательно у валютного фонда, а у другой страны, например, Катара или Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ). По мнению собеседника ФАН, ситуация в Турции доведена до предела, и без внешней помощи обойтись фактически невозможно.